Омар Хайям

Зачем прельщаешься обителью в мирах,
Где жизнь твоя, рассыпавшийся прах?
Ты ветра брат, а зажигаешь свечи,
И строишь кровлю на семи ветрах.

Омар Хайям

Здесь много до тебя мужей и жен бывало,
Звенели празднества со всех сторон, бывало.
И плоть твоя спешит вновь обратиться в прах:
Гулял во всяческих обличьях он, бывало.

Омар Хайям

Злое небо над нами расправу вершит.
Им убиты Махмуд и могучий Джамшид.
Пей вино, ибо нету на землю возврата
Никому, кто под этой землею лежит.

Омар Хайям

И опять небосвод неразгаданной тайной зажжется…
От коварства его ни Махмуд, ни Аяз не спасется,
Пей вино, ибо вечная жизнь никому не дана.
Кто из жизни ушел, тот, увы, никогда не вернется.

Омар Хайям

Из допущенных в рай и повергнутых в ад
Никогда и никто не вернулся назад.
Грешен ты или свят, беден или богат —
Уходя, не надейся и ты на возврат.

Омар Хайям

Изменчивостью форм владеющая Суть
Листвою может стать иль рыбкою сверкнуть.
А то, что кажется нам смертью, — новый путь
И жизнь в обличий ином каком-нибудь.

Омар Хайям

Испей вина! В земле заснешь навечно ты
Без милой, без врага, без друга, без четы.
Загадку не постичь, хотя слова просты:
«Вторично не цветут увядшие цветы».

Омар Хайям

К краям манящим чаши приник устами я —
«Открой мне тайну срока! продлится ль жизнь моя?»
Слилась со мной в лобзанье и тихо шепчет: «Пей!
Мгновенна жизнь. Не будет возврата бытия».

Омар Хайям

Когда снова святые в скончании дней
Оседлают тела свои, будто коней,
В окровавленном саване встану из праха
У порога обители вечной Твоей.

Омар Хайям

Мертвецам все равно: что минута — что час,
Что вода — что вино, что Багдад — что Шираз.
Полнолуние сменится новой луною
После нашей погибели тысячи раз.